Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Где блины, там и мы... Где "блин", там и клин...


Блин не клин, брюха не расколет.
----------------
"БЛИН", КОТОРЫЙ НЕ БЛИН


Не стоит забывать, что "блин" как ругательство не имеет никакого отношения к блинам и Масленице. Это слово используется как эвфемизм (замена) по отношению к более грубому и вульгарному варианту ругательства. Закрепилось оно по созвучию, длине и знакомству абсолютному большинству носителей русского языка.

Большой толковый словарь описывает "блин" как жаргонное выражение, означающее удивление, огорчение, досаду — "Ну ты, блин, даешь!".
https://ria.ru/20140228/997467309.html

Кинь мне на мыло!


В стародавние времена сказать «у него большая задница» вовсе не означало обратить внимание на нижнюю часть тела и восхититься ею. Либо ужаснуться. «Задница» означала совсем не то, к чему мы привыкли сейчас. Этим веселым словом когда-то называли наследство, которое человек оставлял своему потомству.

Жизнь делилась на «переднее» и «заднее» — т. е. «прошлое» и «будущее». «Заднее», или «задница» — это то, что, как считалось, оставалось после человека. Это могло быть денежное наследство, а мог быть какой-то духовный запас.

А сколько еще слов утратило свое исконное значение или добавило к нему новое. Помните известную песню Высоцкого «Что же ты, зараза, бровь себе подбрила?» Вряд ли, конечно, поэт знал о старом значении слова «зараза», но если знать — фраза приобретает иной эмоциональный оттенок.

Когда-то в слове «зараза» не было ровным счетом ничего обидного. Скорее даже — комплимент. Глагол «заразить» означал «произвести сильное впечатление». Т. е.«поразить». Если современный молодой человек скажет: «Эта женщина меня заразила», мы тут же настоятельно посоветуем ему пойти в кож.вен.диспансер, не допустив и мысли, что он решил обратиться к лексике предков.

А средневековая русская девушка, услышав в свой адрес «ну ты и зараза!», могла лишь зардеться от смущения и гордости, а не дать в челюсть. А если про девушку скажут, что она не только зараза, но еще и жирная — тут вообще хоть в обморок падай от счастья. «Жир» означало «богатство», и «набрать жиру» означало вовсе не отрастить бока, а просто сколотить состояние.

Так что жирная зараза в давние времена могла оказаться милой миниатюрной девушкой при богатых родителях. Такое значение слова «жир», впрочем, никуда не ушло — по сей день часто говорят «жирный» в смысле «богатый», «насыщенный».
Представьте себе такой диалог лет двести назад: «Ты как в Николаевку собираешься?» — «Как всегда, самолетом».

Кто теперь знает, что «самолет» был привычным делом у наших предков? Самолетом называли паром без паромщика, передвигавшийся течением реки. Жители прибрежных деревень часто пользовались самолетом для путешествий, а кроме того, так же называлась разновидность ткацкого станка и легкий плуг, так что самолетом можно было не только путешествовать, но и ткать, и пахать землю.

Поэтому нечего удивляться старинной распространенной фамилии «Самолетов», хоть и звучит она, если не знать истории слова, несколько искусственно...

В Древней Греции назвать человека идиотом не считалось грубостью. «Идиотом» называли сначала частное лицо. «Я пришел к вам как идиот» означало, что человек пришел по личному делу, не представляя никакой общественной организации. «Перед вами идиот» означало «перед вами частное лицо».

Потом значение постепенно сместилось в сторону отрицательного — идиотами стали называть людей, уклоняющихся от выполнения гражданских тягот, например, не участвующих в выборах. Идиотов в Древней Греции не то чтобы презирали, но смотрели в их сторону настороженно — мол, кто знает, что у них, у идиотов, в голове?

Еще 150 лет встретить проходимца было совсем не огорчительно. По городам и весям ходили проходимцы и, услышав «Куда путь держишь, проходимец?», и не думали обижаться. Проходимцем называли обычного прохожего, паломника или пешего путешественника. Хотя уже во времена Даля это слово стало приобретать отрицательную окраску.

А ругательное «негодяй», стало обидным гораздо позднее. В царской России «негодяями» назывались те, кто был не годен к военной службе. Без всякого уничижительного оттенка. Но поскольку прилагательное «годный» быстро приобрело более широкое значение, став оценочным, то соответственно «негодный» и «негодяй» пошли за ним следом.

Представьте себе — подходит к вам человек и с галантной улыбкой говорит: «Ну ты и ряха!» Подождите убивать — может, это пришелец из старых времен, когда «ряха» было очевидным комплиментом. Так часто называли нарядную, хорошо выглядевшую женщину — от слова «рядиться» (наряжаться). Но по большей части «ряхой» именовали аккуратную женщину, мать семейства, у которой дома все в порядке, все «рядком».

Женщины делились на рях и нерях. Сейчас обидно и то, и другое, а еще при Петре I при слове «ряха» примерная хозяйка расплывалась от удовольствия.

Интересно, а что подумал бы тот же пришелец, попав в наше время и услышав поутру «Я с бодуна»? Наверное, решил бы, что человек пытался объездить бодучего быка или еще какого-то рогатого зверя. Мы-то знаем, что ощущения у того человека примерно таковы и есть, но для пассажира машины времени звучит совсем жутко.

Интересно пофантазировать: вот в 19 веке спрашивают у человека: «Ты кто?». В смысле — по роду занятий. А он в ответ: «Я сволочь». И это просто констатация того факта, что он трудится бурлаком, только волочит судно посуху. А поскольку в это занятие шел подчас лихой народ, постепенно появилось новое, негативное наполнение слова.

Ученые, разумеется, британские, подсчитали, что человек в XV–XVI в за всю жизнь получал столько же информации, сколько современный человек сейчас получает из одной полосы газеты формата А2. Поэтому скорость, с какой меняются значения слов, поистине космическая.

Еще лет 10 назад кому пришло бы в голову, что привычный сказочный тролль превратится в злобного сетевого негодяя, скрывающего свое лицо для безнаказанной порчи людям настроения? … И если зашла речь о компьютерной терминологии, то тут простор необозримый. С трудом представляю себе, что сказал бы дедушка из 20 века, услышав что-нибудь вроде «моя мышь не хочет работать, надо другую брать» или «твоя мама убита» (в смысле материнская плата).

«Кинь мне на мыло» лет 30 назад выглядело вообще абсурдно, как и многое из современной лексики. Новые значения старых слов плодятся с немыслимой быстротой. Еще немного — и привычные значения вообще сотрутся. Уже сейчас, например, слово «совок» в первую очередь ассоциируется с наследием советской власти. Впрочем, этому способствуют и объективные обстоятельства российской действительности.

«Развод», «крутой», «косить», «обуть», «дед», «дурь», «лимон», «раздача», «фанера», «отстой», «бомбить» — можно составить длинный список из слов, обогатившихся новыми значениями. И могут настать времена, когда внуки перестанут понимать дедушек и бабушек. И наоборот.

Технический прогресс не такая, знаете ли, безопасная вещь.
http://perevodika.ru/articles/1205822.html

Чебурашки митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна.


Чебураша - существо с огромными ушами, большими глазами и коричневой шерстью, ходящее на задних лапах, не то заяц (не путать с соседом белгородцев - Яценюком) с большими ушами, не то медвежонок (не путать сами знаете с кем),

В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля описано как слово «чебурахнуться» в значении «упасть», «грохнуться», «растянуться», так и слово «чебурашка», определяемое им в различных диалектах как «шашка бурлацкой лямки, привешенная на хвосте», либо как «ванька-встанька, кукла, которая, как ни кинь её, сама встаёт на ноги».

"Ванек-встанек" услышала в жж: http://napravdestoy.livejournal.com/2075687.html