?

Log in

No account? Create an account
Декор пустоты и инструмент антихиста.
uchenitsa_iya

КОГДА ИКОНОЙ ПРИКРЫВАЮТ СРАМ
-------------------------
ГЛАМУР... В каком-то смысле это синоним «глянца»... Это «прелестные картинки», увлекающие зрителя и помрачающие его сознание. По сути — декор пустоты. У него нет динамики, он воспроизводит только сам себя.
--------------------------
ГЛАМУР В ЦЕРКВИ
Прежде всего, гламурность характерна для т. н. либерал-православных, которые несут в Церковь эрзац –религиозность (суррога́т). Происходит смешение, возникает «майданное богословие», мифология «волонтерства» и пр. Гимн креативному классуСлово Божье, открытое всему миру, подменяется социальной эзотерикой, знанием для избранных...

Всё это живет за плотной завесой светско-рождественских мероприятий, фестивальных спецэффектов, материалов из серии «Как наши звезды встречались со старцами»... Гламурная религиозность зарождалась в конце 90-х как проповедь для богатых, но быстро начала превращаться в особый стиль потребления «религиозных услуг»...

С христианской точки зрения гламур -это прелесть. Это подмена правды Христовой чем-то эффектным, но лживым. Антихрист — вот кто по-настоящему гламурен. Потому что он не просто против Христа, а вместо Христа. Гламур — это всегда подмена. В этом смысле гламур — инструмент Антихриста…

Православный глянец… Пик его пришелся на нулевые годы. Он предназначался для «успешных», был рассчитан одновременно и на проповедь, и на коммерческий эффект. А это вещи несочетаемые. Задача православного глянца заключалась в том, чтобы показать богатым доброту и милость Христа, но не показывать ужас Его смерти...

Ирония в Церкви… Тема роли иронии в религиозной жизни табуирована. У иронии не может быть миссионерского эффекта, поскольку она разделяет людей. В 90-х постмодерн сделал попытку взойти на амвон. Московские и петербургские протодиаконы, протоиереи, иеромонахи начали активно использовать иронию в миссионерской деятельности.

Они вошли в моду... У них появились подражатели и по епархиям. Их проповеди, лекции, книги привлекали... Шокирующее переплетение сакрального и шутовского казалось смелым новаторством.

Всеобщее внимание было воспринято ими как победа новой гомилетики. На долгое время они стали «витриной» Церкви и заполонили собой секулярные СМИ, которые со скрытой глумливостью над Православием показывали «прикольных попов».

Прошло 30 лет. Виден результат. Рекрутированные ими неофиты, пришедшие на волне «ироничной» проповеди, либо давно схлынули, либо пополнили ряды либерал-православных ворчунов, сместившись из Церкви в соцсети. Политические кривляния женщин на амвоне — вот символический итог их миссионерских усилий.

А сами проповедники, работавшие в шутовских колпаках постмодернистской относительности, нынче замолчали и не могут признаться себе в том, что исказили свой священнический путь, и не могут теперь разобраться — где они истинные, а где их маска. Трагические судьбы.

Ирония и шутка… Это разные вещи. Шутка не может что-либо обесценивать. Она подчеркивает совместность, теплоту отношений. А «гражданская ирония» — это код доступа в определенный избранный круг. Именно в него и стремились попасть наши церковные иронисты.

Ирония имеет конкретную цель — девальвацию ценностей... Священники-иронисты полностью проиграли. Сфера, в которую они вступили, разрушила их самих и превратила в циников. Проникновение в Церковь иронии — это явный признак секуляристского влияния. Но Церковь на то и Церковь, чтобы не быть секулярной.

Однако, иммунитет Церкви по отношению к разделяющей, обесценивающей иронии сегодня ослаблен. В чем это проявляется? Например, известная книжка Майи Кучерской называется «Современный патерик». Хочется назвать его «Забавный патерик» — по аналогии с «Забавными евангелиями» Таксиля, который превращал Писание в анекдот.

Кучерская делает то же самое — Предание превращает в анекдот: «Один батюшка был людоед…» — кому-то нравится, многих отвращает. Это недобрый смех. Автор приглашает неверующих людей — давайте вместе посмеемся над Церковью… Это карикатура на святоотеческую традицию…

Православный гламур — это попытка монетизировать православие. Точно так же сегодня всевозможные художественные союзы пытаются монетизировать русский консерватизм. Православие и консерватизм в тренде — значит, есть покупатель. А если есть покупатель, то почему не заняться бизнесом?

И порой уже трудно понять: где подлинное Православие, а где только его форма, оболочкаПравославный гламур искажает Православие. Говорят об Иисусе Христе как волонтере, который ходил и бесплатно всем помогал. При этом совершенно не говорят об основной составляющей — самопожертвовании Христа.

Богатым людям предлагается оставить за скобками ту часть Евангелия, которая говорит о страшных физических страданиях Христа. О крови, поте, растерзанном теле. Ведь это как-то негламурненько выглядит...

Православный гламур обещает научить тому, как, оставаясь богатым, умудриться пролезть сквозь игольное ушко в Царство Небесное, причем со всеми своими виллами, яхтами и оффшорамиПотребитель такой «православной услуги» существует — вот рынок и включается. Только все это к христианству не имеет никакого отношения…      (Александр Щипков)
Большая и интересная статья здесь: https://vrns.ru/expert-center/5138
--------------

Гламур как инструмент Антихриста